развитие ребенка
Веселые обучалки и развивалки

Много полезностей для развития и обучения детей: веселые детские игры, потешки, считалки, скороговорки, сказки, подвижные игры, развивающие игры, пальчиковая гимнастика, графические диктанты и т.д.

развивающие игры
 
Разделы сайта

Главная
Игры для детей on-line
Развивающие игры
Развитие внимания
Учим буквы играя
Страничка воспитателя
В помощь учителю
Сценарии праздников
Игры для праздников
Потешки
Считалки
Сказки для детей
Скороговорки
Пальчиковые игры
Физкультминутки
Графические диктанты
Раскраски
Изучаем алфавит Видео
Изучаем английский
Задачи со спичками
Заставки на телефон
Притчи
Статьи
Книги для детей
Книги для родителей
Полезные ресурсы
Контакты
Код нашей кнопки

Видео-лекции о воспитании детей

Реклама

Новости о детях

Новости о детях

Реклама



Мир детства в прозе В.П. Крапивина

Реферат


Автор:Хазова Наталья Дмитриевна
Воспитатель первой квалификационной категории:
Муниципальное Бюджетное Дошкольное Образовательное Учреждение.
Полтавский д/сад «Родничок». р.п. Полтавка, Омской области.

Содержание

Введение
1. Биография поэта и прозаика В.П. Крапивина
2. История творческого пути В.П.Крапивина
3. Изображение мира детства в произведениях В.П. Крапивина
Заключение
Список литературы

Введение
Творчество В. П. Крапивина в течение более чем тридцати лет привлекает к себе большое внимание. Возрастают тиражи его произведений. Только за последние два года вышло несколько собраний его сочинений в Нижнем Новгороде и Екатеринбурге. Но несмотря на это Владислав Крапивин остается одним из самых парадоксальных авторов современной детской и юношеской литературы.
Большое значение для изучения творчества писателя имеют работы Е.Зубаревой, С.Баруздина, А.Петуховой, В. Швейцер. Обстоятельно проанализирована его ранняя «реальная» проза, в особенности, характеры центральных героев. Отмечено четкое понимание автором особенностей подростковой психологии, подкрепленное личным педагогическим опытом, что открывает для произведений В. Крапивина богатейшие возможности по использованию в школе: Владислав Крапивин — один из создателей «педагогической» прозы, не «поучающей», но «воспитывающей», то есть оказывающей положительное влияние на становление характера и формирование психологических мотиваций подрастающего читателя.

1. Биография поэта и прозаика В.П. Крапивина
Владислав Петрович Крапивин родился в г. Тюмени в семье педагогов Петра Фёдоровича и Ольги Петровны Крапивиных. Окончил факультет журналистики Уральского государственного университета им. А.М.Горького (1956-1961). Работал корреспондентом газеты «Вечерний Свердловск» (1961-1962), литературным сотрудником и заведующим отделом (1962-65) журнал «Уральский следопыт» (Свердловск). Несколько лет работал литературным сотрудником и заведующим отделом журнала «Уральский следопыт». В 1965 году ушёл на творческую работу.
Вся жизнь и творчество Крапивина связаны с детьми. Причин этому несколько. Можно отметить «недоигранное» военное и послевоенное детство: чтобы компенсировать, «продлить эту замечательную пору, сохранить ее в себе, а себя в ней», молодой автор и выбрал детскую тематику. Сыграла свою роль семейная «педагогическая жилка», еще одной причиной стала «Каравелла». В 1961 году Владиславом Крапивиным по собственной инициативе был создан детский отряд «Каравелла». Профиль отряда — журналистика, морское дело, фехтование. Отряд существует до настоящего времени, ранее имел статус пионерской дружины, пресс-центра и парусной флотилии журнала «Пионер». Владислав Петрович руководил отрядом более тридцати лет.
Первая книга Владислава Крапивина «Рейс „Ориона“» вышла в Свердловске, в 1962 году. В настоящее время у В. Крапивина более ста пятидесяти изданий на различных языках. Его книги были включены в «Золотую библиотеку избранных произведений для детей и юношества», «Библиотеку приключений и научной фантастики», «Библиотеку мировой литературы для детей», в японскую 26-томную серию «Избранные сочинения для подростков».
Произведения Крапивина включены в «Золотую библиотеку избранных произведений для детей и юношества», «Библиотеку приключений и научной фантастики», «Библиотеку мировой литературы для детей», в японскую 26-томную серию «Избранные сочинения русских писателей для подростков». Книги Крапивин неоднократно переиздавались в Польше, Чехословакии, Болгарии, Германии, Японии, Венгрии, переводились на английский, французский, испанский, румынский, персидский и другие языки. Ряд произведений был экранизирован. Нескольких премий был удостоен фильм «Колыбельная для брата» по сценарию В. Крапивина.
Владислав Петрович — лауреат премии Ленинского комсомола, премии «Аэлита» журнала «Уральский следопыт», премии имени А. Гайдара журнала «Пионер» и других литературных премий. За литературную и общественную деятельность награждён орденами Трудового Красного Знамени, Дружбы народов, медалью «За доблестный труд», знаком ЦК ВЛКСМ имени А. Гайдара.

2. История творческого пути В.П.Крапивина
Первые книги Крапивина появились в начале 60-х годов. Были опубликованы наиболее известные «пионерские повести писателя, в которых уже открыто проявился романтический, бунтарский дух автора. Это: «Та сторона, где ветер» (1965), «Оруженосец Кашка» (1966), «Тень Каравеллы» (1970), трилогия «Далекие горнисты» (1971), «Мальчик со шпагой» (1975), «Колыбельная для брата»(1979) и др.
Именно в этих произведениях выкристаллизовалась авторская концепция детства. Она наиболее точно звучит в начальных строках одной из лучших повестей писателя - в «Тени Каравеллы»: «Детство - это как сказка, которую каждый раз можно рассказывать по-новому. Главное в нем все равно всегда остается: радость открытия мира, радость ребячьей дружбы и ощущение свежести и синевы».
В соответствии с авторскими концепциями об идеале, в центре крапивинской прозы, с первых же ее страниц оказывается герой - мальчишка, мечтатель и рыцарь, натура эмоционально богатая. Он нравственный максималист, имеющий определенный этический кодекс, и в силу своих мальчишеских возможностей, не изменяющий ему.
В произведениях 60-х годов писателя интересует сам процесс формирования, развития нравственного чувства у героя. Автор, следуя законам реалистического искусства, исследует становление духовного мира ребенка, и читателю виден нравственный рост героя, постепенный процесс обретения им этических ценностей. Источником нравственного опыта у крапивинских героев становится мальчишеская дружба.
До конца 1970-х в творчестве Крапивина в основном преобладала реалистическая линия: все его произведения этого времени по-своему продолжают гайдаровскую традицию романтического подхода к изображению мира детства. Образы летящих коней, шпаги, горнов и барабанов, парусников создавали и создают особую, узнаваемую атмосферу в его книгах. Практически во всех ранних произведениях существует пара главных героев: малыш и подросток. «Они оба нужны друг другу, Крапивин это не выдумал, а точно подсмотрел в жизни. Малышу необходима опора, защита, пример, и с какой восторженной благодарностью хватается он за руку, протянутую старшим! Но, оказывается, и старшему нужен младший. С помощью малыша подросток крепче верит в свои силы, в правильность и нужность того, что он делает» [13, с.235].
Герои ранних книг Крапивина - «Оруженосец Кашка» (1965), «Та сторона, где ветер» (1966), «Тень Каравеллы» (1970) - просто жили, учились в школе, ссорились и мирились с друзьями, возвращались в дома, где их любили и ждали. Конфликты, возникавшие в этих книгах, носили житейски-бытовой характер. Однако время шло, и параллельно с ростом мастерства автора также происходили перемены и в обществе - не всегда к лучшему. В трилогии «Мальчик со шпагой» (1974), в основу которой легли реальные события, происходившие с отрядом «Каравелла», один из сюжетообразующих конфликтов уже находится на качественно ином уровне - это противостояние детского объединения и представителей власти, причем правота отнюдь не на стороне последних. Тема конфликта мира детства и мира взрослых, облеченных властью над детьми, в дальнейшем стала одной из определяющих в творчестве Крапивина («Трое с площади Карронад», 1979; «Журавленок и молнии» (1981) [12, с.184].
Самое объемное из произведений Крапивина - художественно-историческая трилогия «Острова и капитаны» (1987), в которой описана первая российская кругосветная экспедиция под командованием И.Ф.Крузенштерна, а также связанные с ней события, разворачивающиеся уже в наше время.
При всем своем интересе к остроте и сюжетности школьной и семейной тематики, Крапивин в конце концов стал ощущать ее ограниченность. Не в последнюю очередь в связи с этим направленность творчества автора меняется, он все чаще обращается к фантастике и сказке, утверждая, что ему «стало тесно в трехмерном пространстве». Так появляются самые известные его произведения — трилогия «В ночь большого прилива» (1969-1977), роман-трилогия «Голубятня на желтой поляне» (1983) и цикл сказочно-фантастических повестей «В глубине Великого Кристалла» (1987-1991).
Трилогия «В ночь большого прилива» - одно из произведений, определивших лицо и архетипы всей дальнейшей фантастико-философской прозы Крапивина. Здесь озвучен один из базовых постулатов фантастики Крапивина: дружба является одним из основных законов мироздания. В число главных героев впервые вводится взрослый персонаж (но не потерявший способности к детскому мироощущению). Тем самым помимо традиционной связки героев К. «малыш - подросток» вводится новая: «подросток - взрослый». Здесь же в творчестве Крапивина впервые появляется тема параллельных миров, многовариантности их развития, условий и возможности их сближения и даже соединения.
Еще один типичный для фантастики Крапивин персонаж - ребенок, обладающий паранормальными способностями, появляется в романе «Голубятня на желтой поляне». Сюжет книги, как неоднократно заявлял Крапивин в различных интервью, родился из сна о мальчике, неожиданно возникшем в закрытом пространстве рубки звездолета. Приключения разведчика космоса Ярослава Родина и его юных друзей на далекой планете постоянно держат в напряжении, заставляя сопереживать героям романа.
В начале восьмидесятых в творчестве Крапивина преобладала реалистическая линия: фантастических, в основном сказочных, произведений написано немного (1962 — «Я иду встречать брата»; «Старый дом; 1971 — «Баркентина с именем звезды»; 1973 — «Летчик для особых поручений»; 1977 — «В ночь большого прилива; 1981 — «Дети синего фламинго) [11; 9; 10; 8; 5; 7]
В повестях: «Оранжевый портрет с крапинками» (1985), «Выстрел с монитора» (1988), «Гуси-гуси, га-га-га...» (1988), «Застава на Якорном Поле» (1989), «Крик петуха» (1989), «Белый шарик матроса Вильсона» (1989), «Лоцман» (1990), «Сказки о рыбаках и рыбках» (1991), «Кораблики» (1993), «Синий Треугольник» (2001) - достаточно разнороден. Это множественность параллельных миров, переходящих друг в друга или соприкасающихся, существующих в едином времени и объединенных общими героями - детьми и взрослыми, которые наделены способностью проникать в иные миры. В основе сюжета каждого из произведений - судьба одного или нескольких таких героев. На примерах вымышленного мира автор рассматривает достаточно серьезные проблемы мира реального - защита детей от насилия, дети и война, дети и произвол власти, детская беспризорность.
Как считает Д. Байкалов, «Социальная система «машинной демократии», казавшаяся такой незыблемой и единственно верной, пытается подмять под себя бывшего рекламщика. ... Блистательно прописанная ломка психики обывателя перед лицом смерти, религиозная тема, пожалуй, впервые появившаяся на страницах книг Крапивина, жесткий и динамичный сюжет ставят "Гусей..." на одну полку с самыми знаменитыми антиутопиями нашей фантастики» [1, с.10].
В 1999 вышел сборник «Синий краб», представляющий из себя наиболее полное собрание стихов и песен Крапивина. Ранее часть из них входила в прозаические произведения автора, некоторые печатались в журналах, репертуарных и песенных сб., использовались в телепостановках и фильмах. Из поздних реалистических произведений Крапивина следует отметить романы «Давно закончилась осада...» (1999), «Семь фунтов брамсельного ветра» (2003) и «Воздух той давней ночи (Стеклянные тайны Симки Зуйка)» (2004).
Нельзя не обратить внимание на усложнение картины мира, происшедшее в последние десятилетия в творчестве Крапивина: сохранив верность ведущим принципам конечной победы добра, справедливости, писатель тем не менее отчетливо сознает силу и жизнеспособность зла, в его произведениях есть и боль, и разочарование, и смерть. Героев Крапивина иногда обвиняют в недетской жестокости, в отсутствии «христианского милосердия», забывая о том, что писатель ставит их лицом к лицу с реальным Злом, включает в борьбу, в которой нет и не может быть компромиссов.
Созданный Крапивиным мир Великого Кристалла в современной русской детской и подростково-юношеской литературе пока по-своему уникален (объемностью, детальной проработкой, однородностью мировосприятия), его своеобразным продолжением стали произведения последних лет писателя «Оранжевый портрет с крапинками», «Самолет по имени Сережка», «Дырчатая луна», «Кораблики».

3. Изображение мира детства в произведениях В.П. Крапивина
Своими повестями и рассказами Владислав Крапивин нарушил устоявшуюся традицию, берущую начало от «Праздника непослушания» Сергея Михалкова, «дети без взрослых — ничто». Герои Крапивина - дети разных возрастов, но их объединяет сходство взглядов на жизнь и окружающий мир. Почти во всех произведениях писателя старшие дружат с младшими и опекают их («Та сторона, где ветер», «Оруженосец Кашка», «Валькины друзья и паруса», «Колыбельная для брата»). Герой-подросток оказывается тем старшим другом, которому дано облегчить младшим болезненность и трудность взросления. По сути дела, мир крапивинского детства - мир без взрослых: их присутствие на страницах произведений, участие в действии предельно ограничено и носит часто негативный по отношению к детям характер. Подростки же оказываются мудрыми наставниками и друзьями, которые помнят еще свою беспомощность перед лицом зла и несправедливости, и всегда готовы прийти на помощь. Дети, подростки - остро переживают фальшь и жестокость, несправедливость взрослого мира. Немногочисленные, по сравнению с количеством героев-детей, герои-взрослые чаще всего отрицательные или полуотрицательные персонажи (учителя в «Журавленке и молниях» и в «Колыбельной для брата», совокупность всякого рода администраторов в «Мальчике со шпагой», горожане Реттерхальма («Выстрел с монитора») и Реттерберга («Гуси-гуси, га-га-га»), Кантор и К° («Застава на Якорном Поле»), Мухобой из «Сказок о рыбаках и рыбках». И это далеко не полный перечень). Так или иначе даже родители не способны понять и принять духовный мир собственного ребенка («Журавленок и молния», «Трое с площади Корронад») - те «избранные», которым дано проникнуть в эту тайну (Олег из «Мальчика со шпагой», Дед в «Колыбельной для брата», Ярослав Родин в «Голубятне на желтой поляне», Корнеллий Глас в «Гуси-гуси, га-га-га», Валентин Волынов из «Сказок о рыбаках и рыбках», Игорь Решилов из «Лоцмана») сумели сохранить в себе «сердце ребенка» - «высшую мудрость мира».
В его произведениях обязательное наличие идеала: традиционный «крапивинский мальчик» таков, каким, по словам одного из персонажей, каждый «...сам хотел быть в детстве, да не получилось». Притягательность и жизнеспособность этого идеала, проверенная временем, определяется, прежде всего, поэтичностью духовного мира героев, таких разных и таких похожих. А похожи они «трогательным сочетанием внешней беззащитности и внутренней отваги» (там же), верой во всепобеждающую силу Дружбы. Излюбленные крапивинские герои - герои идеальные. Духовные возможности их неограниченны. Проецируя эти возможности вовне, Крапивин в поиске соответствующих способов их выражения создает фантастический мир Великого Кристалла, в котором действуют люди, обладающие необычайными способностями. Главная из которых - способность мгновенно перемещаться во времени и пространстве на любые расстояния. Однако телепортация - одно из немногих чудес, происходящих в крапивинских произведениях.
Чувствуя одиночество в обычной повседневной жизни, мальчишки Крапивина уходят в свой мир игры и фантазии. Художественное воссоздание этого мира детского воображения стало основной чертой творчества Владислава Крапивина. Антарктида, Ветрогорск, Заоблачный Город, и, наконец, Великий Кристалл - мир, где детям открыты все дороги, где все побеждает самоотверженная дружба и друзья встречаются несмотря на толщу времен и пространств.
Таким образом, набор основных тем и идей традиционен для творчества Владислава Крапивина: подлость и благородство; любовь, дружба и одиночество; вопросы чести и достоинства и, главное, защита Детства - особого мира, существующего в книгах этого автора совершенно самостоятельно, соприкасающегося, но никогда не пересекающегося с миром реальности, миром взрослых. Все эти темы и идеи нашли свое выражение: в: «Выстреле с монитора» - это тема Командоров и Командорства; в «Гуси-гуси, га-га-га» - тема Хранителей; в «Заставе на Якорном Поле» поднимается вопрос о том, оправдывает ли цель средства; в «Белом шарике матроса Вильсона» - тема вселенского одиночества; в «Лоцмане» - тема ответственности взрослого за ребенка и даже больше - «мы в ответе за тех, кого приручили»; «Сказки о рыбаках и рыбках» на ином уровне продолжают развивать идеи Хранителей и поднимают проблему компромисса с совестью, с самим собой.
Одна из важнейших тем творчества Владислава Крапивина - преодоление одиночества. «Один да один - не один», - говорит герой повести «Белый шарик матроса Вильсона»; «Наша дорога - всегда друг к другу», - Витька («Крик петуха»). Поэтому для всех повестей «Великого Кристалла» характерна (традиционная для Крапивина) пара героев. Подросток и его Друг. Тот самый Друг, которого иногда ждешь всю жизнь. Который все понимает. Который всегда поможет и простит. Который... в общем, самый главный. И «так сильна глубокая, пронзительно щемящая их потребность друг в друге,.. что она связывает героев книг Крапивина даже сквозь миры».
«Один и один - не один» - данная идея лежит в основе всей философской системы произведений Владислава Крапивина. Говоря о замысле трилогии «В ночь большого прилива», Крапивин замечает: «мне было важно сказать о силе дружбы, о том, что она может преодолеть самые фантастические преграды. И потому возникают в повести гости из далекого и одновременно близкого параллельного мира - Валерка и Братик. И потому в звездолете, висящем в субпространстве («Голубятня на желтой поляне»), появляется Игнатик, житель планеты Планета. И поэтому возникает фантастически убедительная теория Великого Кристалла, каждый шаг в развитии которого приближает мироздание к Великой Всеобщей Гармонии - «чтобы у любого, кто живет, было как бы свое окошко, когда оно в домике светится. У всех-всех... А иначе зачем она, эта Всеобщая Гармония?».
По словам В.П. Крапивина, он всю жизнь был писателем одной темы: «Это - положение детей в нынешнем неспокойном, жестоком, неприспособленном для нормального детства мире. Это ответственность (а чаще безответственность) взрослых за детей. Это - право ребенка на свою жизнь, в которой есть дом, семья, друзья, радости, безопасность, - право, которое, увы, далеко не всегда осуществляется» [2].

Заключение
Изучение творчества В. П. Крапивина показало, что главным героем в творчестве автора является ребенок - носитель авторского идеала, идеала чистоты, чуткости и самоотверженности. В творчестве В.П. Крапивина мир ребенка объяснено не логикой взрослого, а мотивацией ребенка, представленной в противоречивом единстве ума и чувства, находящихся в стадии формирования.
Конфликты в произведениях В.П. Крапивина отражают сложный мир взаимоотношений детей и взрослых. В произведениях Крапивина появляется совершенно новый аспект в разрешении темы конфликта детей и взрослых: защита детства. Крапивин в этом отношении совершенно непримирим: со всей очевидностью он демонстрирует, что ребенок должен быть защищен и от произвола родителей, и от произвола учителей, и от диктата государства. Поскольку социальные механизмы защиты детей отсутствуют или бездействуют, дети сами вынуждены бороться за свои права, отсюда интерес писателя к так называемым неформальным объединениям детей в общества, кружки, группы, в которых дети самоопределяются и самореализуются. Для Крапивина самоутверждение мальчика связано с умением постоять за себя не только в моральном, но и в физическом смысле. Мальчик, по Крапивину, должен уметь терпеливо переносить боль, не бояться отвечать на силу силой, а при необходимости иметь мужество и сноровку и самому наказать носителя зла.
В изображении В.П. Крапивина эмоции ребенка играют большую роль в развитии его ума, в мотивации его поступков и поведения, что оказывает определяющее влияние на выбор материала, формирование проблематики художественного текста, организацию сюжета, композиции, приемов характеристики персонажа. Эмоции, как известно, выполняют мотивационную и адаптивную функцию, играют большую роль в когнитивных процессах. Дети показаны переживающими страх, интерес, удивление, отвращение, гнев, вину, радость, печаль и т.д.

Список литературы
1. Байкалов Д. Черные зеркала Кристалла // Крапивин В.П. Сборник статей. - Т.5. - С.5-12.
2. Гопман В. Все начинается с детства. // Газета «Книжное обозрение», 13.10.1998.
3. Зубарева Е. Надо мечтать. // Детская литература, 1980. - №1. - С.23-27.
4. Зубарева Е.Е. Детская литература. - М.: Высшая школа, 2004. - 551 с.
5. Крапивин В. П. В ночь большого прилива // «Уральский следопыт», 1977. - №12. - С.18-48.
6. Крапивин В. П. Далекие горнисты // «Пионер», 1970. - №1. - С. 65-66.
7. Крапивин В. П. Дети синего фламинго // «Уральский следопыт», 1981. - № 1. - С.32-56; №2. - С.17-41; №3. - С.22-43.
8. Крапивин В. П. Летчик для особых поручений // «Уральский следопыт», 1973. - №11. - С.37-56; №12. - С.28-46
9. Крапивин В. П. Старый дом // «Урал», 1970. - №6. - С.159-167.
10. Крапивин В. П. Баркентина с именем звезды // «Уральский следопыт», 1971. - №4. - С.12-33.
11. Крапивин В. П. Я иду встречать брата // «Уральский следопыт», 1962. - №8. - С.14-27
12. Мешавкин С. Мальчишки Вселенной // Урал. - 1988. - №10. - С.177-185.
13. Петухова А. Друг, которому семь // Детская литература. - М., 1974. - С.232-251.

 

Поиск по сайту

Реклама


Друзья сайта


Растения для детских комнат

Реклама

 


Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru

 

Рейтинг детских сайтов - Ваше чадо
 
Copyright © 2007-по настоящее время Елена Рахманова
Все права защищены. Условия перепечатки материалов смотрите здесь.